Боец 72-й бригады Влад Таранин, позывной Швед: “Деревья на промці можно срезать и продавать на металл, потому что они нашпигованы пулями”

25-летний житель села Кондратовка Сумской области, который с первых дней войны принимал участие в обороне страны, уволился из армии после окончания контракта прошлого года, но… вернулся в родное подразделение, как только он зашел на боевые позиции.

Об этом сообщает Футляр от виолончели




Этот мужчина больше думает, чем говорит. Или отшучивается, когда ему задают серьезный вопрос. Год назад подразделение вышел с позиций в селе Гладосове, которое, собственно, 7-я рота 3-го батальона взяла под контроль, и Швед, у которого как раз заканчивался контракт и который был на войне с 2014 года, надумал вернуться в гражданскую жизнь. Это его решение смущало ребят, что оставалась в рядах Вооруженных сил, ибо без такого друга трудно – и в повседневной жизни, и тем более во время боевых действий. Такие, как Швед, и являются основой армии: прикроет спину, будет копать, пойдет бесстрашно в атаку, вытащит с поля боя… И как только бригада снова зашла на линию огня, боец вернулся на войну.


КАКИМ БЫЛ ТОТ БОЙ? МОРЕ КРИКА! НЕЩАДЯЩИЙ ОГОНЬ СО ВСЕХ СТОРОН, ХАОС”


– Мои одноклассники кто в Москве, кто в Варшаве, все на заработках, – говорит Влад. – Я также выбрал себе путь “заработка” – в армии сейчас неплохо платят. Ну вот и продолжаю воевать…


Первым местом, куда я попал на войне, была Волноваха. И начал мигрировать по всей бригаде. Я искал свое место, и мне его подыскивали. В тех краях я впервые увиделся с Валерием Гудзем, который начинал в бригаде командиром роты, затем стал командиром батальона, заместителем командира бригады, а сейчас командует 24-й бригадой. А я навсегда запомнил, как он во время наступления на Білокам’янку командовал, кричал, а я не понимал, кто это. “Идите за танком! Что вы делаете? Выполняйте приказы”, – он вел всех вперед. Каким был тот бой? Море крика! Беспощадный огонь со всех сторон, хаос, потому что не понятно было иногда, откуда по тебе летит.


Там за короткое время я столько интересного увидел! Снаряды летают, по броне стучат пули. Тогда мы не приняли эти села, хотя пытались. Вот там было самое интересное. Что-то делать – это двигаться вперед. В 2014 году линии разграничения не было. Там было ясно одно – противник тот, кто стреляет по тебе.


Возле Докучаевска, это уже 2016 год был, мы зашли и осторожно взяли терриконы, закрепились, выкопали траншеи. Именно там я праздновал 14 февраля. Еще думал: у всех – день влюбленных. А какое же у меня любовь? До армии, что ли?


Война то армия таки принесла в жизнь Шведа и любви. В 2018 году, когда боец был в Майском на Світлодарській дуге, в это село, где остаются жить мирные жители, ездил микроавтобус, который развозил хлеб. К девушке, которая контролировала его раздачу, пытались ухаживать все армейцы. Кроме Шведа. Но именно он женился на ней! Собратья увидели свадебные снимки в фейсбуке. И уже даже не удивились: кто еще мог привлечь внимание умной красивой гордой местной барышни? Именно Швед.



-В 2017 году я попал на позицию Зенит под Донецким аэропортом, – возвращается к своего боевого пути мой собеседник. – “Будешь старшиной”, – пытался меня назначить командир роты Бахмат. “Нет. На ДШК хочу работать”, – отказывался я. “Тогда пойдешь на худшую позицию”. – “Хорошо”. Меня не просто испугать.



Это была посадка, видвинута на километр вперед. Позиция называлась “Метеор”. Там не было где спрятаться, постоянно стрілкотня работала. А по праздникам еще накидувалы ЗУ-шечкою или БМП-шечкою. Могли и “Град” отправить. Траншеи там сначала были по колено. Со временем мы все сделали. Нам привезли сборные блиндажи, которые мы вкопали в землю. Самое опасное место стало лучшим, настолько оно было укрепленным и обустроенным.


“ВЛАД НЕ УЧИЛСЯ ВОЕННОМУ ДЕЛУ, НО У НЕГО ЕСТЬ ПРАКТИЧЕСКИ ВСЕ НАВЫКИ ПО ОБЕЗВРЕЖИВАНИЮ ЦЕЛЕЙ.”


– В 72-й бригаде Влад Таранин служит давно, но сначала он был в комендантском взводе, – объясняет командир 7-й роты 3-го батальона 72-й бригады, а теперь заместитель командира батальона 58-й бригады Богдан Гарнага, позывной Бахмат. – После расформирования взвода Власти перевели ко мне в роту. Это был 2017 год. Я ему сразу предложил стать сержантом роты. Он отказался, мол, не хочу быть командиром, не надо делать из меня большого начальника, поэтому, признаюсь, я его за такую гордыни отправил на позицию, которая расположена впереди Зенита – “Метеор”. Он мне не сказал на это ни слова, спокойно воспринял новость. И очень быстро сделал так, что позиция стала наиболее упругой. А ребята его уважали за то, что не пьет, дисциплинированный, владеет всеми видами оружия. Когда по “Метеору” работал танк, Влад не терялся, четко ставил задачи личному составу. За год нашего пребывания в тех краях в подразделении Власть погиб лишь один боец, хотя на других позициях гибли регулярно… Считаю, что именно ответственность Шведа, его умение мотивировать людей и собственным примером показывать им, как действовать в различных ситуациях, сохранили не одну жизнь. Несмотря на то, что Влад специально не учился военному делу, у него есть практически все навыки по обезвреживанию целей.


-Я же и на промці с 1-ым батальоном успел повоевать зимой 2017 года, – продолжает вспоминать Швед. – Тогда было много “трьохсотих”. Мне сказали: собирай свою фантастическую команду и давай на подкрепление. Месяц там пробыл. Промка – это активность, близкое расстояние до врага. Там мы смотрели противнику в лицо и не чувствовали время. Он летел. Деревья, которые там стоят, можно срезать и продавать на металл, потому что они напичканы пулями и обломками, свинцом. По дереву стучишь, а оно аж звенит.


-Когда мы зашли в Майское, Швед занял левый фланг и стал наконец главным сержантом взвода, – рассказывает Бахмат.


– Бахмат таки дожал меня и заставил стать главным сержантом, – этому факту Швед сам как будто удивляется. – Я согласился на это, когда увидел, что просто некому занять эту должность. Всегда приходится делать то, чего не хочу…



Влад Таранин (справа) с Владимиром Русецким (посередине) и Богданом Гарнагою, Бахматом. Все трое преданно защищают Украину с первых дней войны


– Он грамотно управлял всеми огневыми средствами, – продолжает Бахмат. – Когда аеророзвідники, которые работали на наших позициях, потеряли свой беспилотник, Влад провел группу его искать почти до вражеских позиций. И показал, что достаточно умело владеет навыками разведчика. К сожалению, “птичку” не нашли, но группа вернулась без приключений, благодаря опыту и мастерству именно Шведа. Это сержант, который может управлять боем.


Подчиненные любят Власть за его шутки, за то, что он – душа коллектива. Потому и расстроились, когда он сказал, что освободится после окончания контракта. И я сам, честно говоря, не верил, что он уйдет. Потому что именно на таких бойцах и должна держаться наша армия. Влад справедливый, честный и порядочный. Таких надо беречь и содержать в армии всеми средствами. Я ужасно счастлив, что знаю такого бойца, и что такие ребята возвращаются в армию. Ведь именно такие люди приближают нашу победу.



На войне важна любая работа. И Швед первый берется копать, носить, строить блиндажи и траншеи


-Почему я решил уйти на гражданку? – Влад объяснял мне свое решение еще год назад на Світлодарській дуге. – Потому что государство бросала не однократно. Первый контракт я подписал, когда еще был на срочці. И поэтому мне не положении были так называемые подъемные – деньги за первый контракт. Хотя люди по десять тысяч за это получали. Мне же говорили: не положено, потому что ты подписал контракт сразу со срочки. Типа на срочці я получал бешеные деньги.Так! Аж 150 гривен на месяц. Типа, всем, кто прошел срочку, этого достаточно. Почему так? Никто не может дать ответ. Но я считаю, это не честно, не ответственно.


Еще такое было. Сдайте документы до какого-то праздника: “Вам дадут материальную помощь”. Подал. Всем пришли деньги, а мне нет: “Тебе не положено – надо ехать в военную часть”. А там меня обратно отправляют. И так по кругу. Не так важны те деньги, как справедливость!


То, что армия действует очень странно, на отвяжись, я на себе ощутил очень хорошо. Мне же дали две одинаковые награды “За образцовую службу” – в 2016 году и до 6 декабря 2018 года. Мне что, их коллекционировать – собери 15 штук и получи премию? Или 16 -ю – в подарок?


И несмотря на такие неприятности, армия – все же мое. Я, как говорят, на всю голову виськовий. Стою на неплохой должности – главный сержант роты. Люди меня слушают, понимают, что я им объясняю, чего хочу. Всегда интересуются, что нужно делать. Если бы меня кто-то услышал и все же сделал, чтобы старые офицеры совкового периода ушли, а на их места поставили тех, кто уже был на войне, чтобы они принимали нормальные решения, было бы намного лучше.


“ВСЕ ВСЕГДА БОЯЛИСЬ АРМИИ, ПЫТАЛИСЬ ОТ НЕЕ КАК-ТО ОТМАЗАТЬСЯ. Я НЕ ПОНИМАЮ, ПОЧЕМУ”


-Швед поражает меня своей спокойной, правильной и искренней мотивацией, – говорит о Власти Таранина волонтер Тарас Степура, который сдружился с бойцами 7-й роты и очень много с ними сотрудничает. – Он очень спокойный человек, но при этом жесткий, как командир, и очень конкретный. В нем нет лицемерия, говорит все просто и прямо. Я не видел, чтобы он когда-то паниковал, даже в самых сложных обстоятельствах, никогда не делает никаких лишних движений. У меня много друзей среди тех, кто воюет. Кто-то стал известным, кто-то не попадает в камеры журналистов. Вот Швед как раз из тех, кто не гонится за славой. Но познакомившись с ним, хочется рассказывать о нем всем, всему миру. Именно так произошло с режиссером Вадимом Єрмоленком, который снимал фильм про 7 роту, подружился со Шведом и много материала сделал именно с ним. Швед – очень надежный. Если бы меня просили назвать лучшего бойца, из тех, кого знаю, я первым бы назвал именно Шведа. Когда-то в разговоре он сказал мне: “Украина – моя земля, и пока идет война, я буду воевать”. Он произнес это просто и понятно, без пафоса, не на камеру. Потому для него так действительно и есть.



-До армии я учился в аграрном лицее, – говорит Влад Таранин. – Честно говоря, не хотел туда поступать, потому что не видел ничего перспективного для себя, не хотел работать в сельской местности, а мечтал служить именно в армии. Два моих брата прошли службу, рассказывали много об этом. Вот и я решил, что буду военным.


Я пришел в віськкомат сам, когда призыв уже закончился. Мне говорили: давай на следующий год уже… Но в то время как раз приняли закон, который отменил срочную службу. Я сразу возмутился: “Вы что, смеетесь? Я лучше отслужу сейчас”. Меня даже пытались не принять, отправив на медицинскую комиссию, потому что у меня периодически давление повышалось. Говорили: “Полгода підлікуєшся и потом будешь служить”. Но медики после обследования сделали вывод: все нормально. Знаете, все всегда боялись армии, пытались от нее как-то отмазаться. Я не понимаю, почему.


В 2013 году я пришел на срочную службу. И тут началась вся эта движуха сначала на Майдане, потом на востоке… В ноябре 2014 года я подписал контракт с 72-ой бригадой, потому что в ней и служил.


Когда началась война, нас відкомандирували в штаб воздушных сил в Винницу. Там распределяли, кто куда отправится. Мой товарищ попал на войну и очень скоро получил тяжелое ранение. После обстрела мінометом осколок попал ему в живот, отрубил часть печени, кишок… Меня это испугало, а разозлило. Как говорит наш командир роты, который сейчас стал заместителем командира батальона в другой бригаде, Бахмат: “Это же война”.


Когда мне говорят, что нужно отдать долг стране, я не понимаю этого? Я же ничего у нее не брал, чтобы теперь отдавать. А вот защищать свою страну – другое дело. Если большинство будет вести себя так, как большинство и ведет себя: я не пойду в армию, потому что там убивают, то кто тогда будет защищать нашу страну?


Самый интересный из оружия для меня АГС. Он самый удобный. Из него можно работать в закрытой местности, где тебе ничего не грозит. И уносить на большие дистанции не одну цель, а много. А с автоматом ДШК надо выходить на прямую расстояние с врагом.


В документальном фильме “На восток” режиссера Вадим Ермоленко Швед стал главным героем. Правда, как это и бывает, самые вкусные эпизоды, приправленные военным сленгом, вырезали. Об этом немного рассказал сам режиссер:


-Уже на позиции “Метеор” Швед был даже не серым кардиналом, а все же душой взвода, – говорит кинорежиссер Вадим Ермоленко. – Всегда первый брался за любую работу. Надо копать – копает, нужно укреплять позиции – носит мешки. И все без нытья, а с юмором: “Ну вот дома что ты будешь делать – сопьешься от бездействия, а тут посмотри вокруг: все ребята румяные, подтянутые”. В уже готовом блиндаже радовался: “Отличный блиндаж. Только мыши с потолка падают”… Я все лето 2017 года, да и часть весны с осенью, провел на “Метеоре”, – снимал войну. И уже тогда обратил внимание на Власть Таранина и Владимира Русецкого. Через год, увидев их командирами основных позиций, искренне обрадовался, потому что они быстро учатся, и к ним прислушиваются. Кроме того, что Швед хороший боец, он еще и толковый хозяин – люди у него одеты, покормлены, есть где помыться, постирать вещи. Что главное в мужчине, в солдату? Чтобы не напрягав, не ныл. Он все делает с удовольствием. Такие люди – штучные. Когда все дерутся за место у кормушки, именно такие отходят в сторону. Но когда нужно идти в бой – почему не я? Швед – абсолютно книжный герой, хемінгуеївський. И у него не просто шутки, а самоирония, он подсмеивается прежде всего с себя. И это – очень ценно. По крайней мере для меня.



Бойцы 7-й роты Влад Таранин и Дмитрий Коваленко с кинорежиссером Вадимом Єрмоленком. Оба пехотинцы сейчас на фронте


-Сельдь вибриваю регулярно, – Швед не сказать, что тщательно следит за своей внешностью, но все же носит или чуб, или отпускает роскошную бороду. – Бывает, вырастает длинный оселедец, такой, настоящий. Я и усы иногда отпускаю.


-Как настоящий казак?


-Да какой я казак? Я – пехотинец! А позывной Швед мне придумали в 2015 году, потому что я тогда носил огромную бороду. Кто-то сказал: “Ты на викинга похож. А шведы – потомки викингов. Будешь Швед”. Так и звуся теперь. Мне нравится.


Віолетта Киртока, Цензор.НЕТ



Джерело статті: “https://timesiti.org/ukraine/boec-72-i-brigady-vlad-taranin-pozyvnoi”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя